АДМИНИСТРАЦИЯ
Корсаковского городского округа

Cегодня: 19.09.2019
Посетителей на сайте: 212
Просмотрено страниц: 24882
Наш районНовостиОбъявленияВидеоСобрание Корсаковского округаКультураКонтакты

Инернет-приемная, ваши вопросы

Запись на прием.png

vashkontrol_240x100.png

ОРВ сахалин 65 баннер.jpg

000000000299.png

gektar.jpg

Технологическое присоединение.jpg

desc-logo.png

Проект.jpg

logo.png 

Регистрация ЮЛ и ИП.jpg

Создай свой бизнес.jpg

Портал правовой информации.jpg

Long_banner_final.gif

 

ЖКХ.jpg

banner-sspuosd.png

открытые данные.jpg

ГосУслуги.png

Опрос Культура.png

НЭП.jpg

региональный продукт.jpg

 budjet.jpg

edportbsrf.gif

Соц. опрос.jpg

banner_gosmun.jpg

beta.gosuslugi.ru.png

ФСС.jpg

opros.gif

карта.jpg

Baner 02.jpg

 логотип.bmp

Nalogslujba.png

lkflnalogru.jpg

7.gif 

kachestvo_svyzi.png 

фонд кр.png

Rossreestr.png

gordost.png

Баннер nadv.jpg

миюст.jpg

Оценка услуг.jpg

240x100.jpg

opros_dorogi_transport_gkh.png

соц опрос2.png

gorodom.jpg

приложение.jpg

ee468341a0dfdcbbe9a031c808502b31.png

 

70 лет Корсаковскому городскому округу

«Корсаковский район: первые, послевоенные…

Одной из специфических особенностей Сахалина и Курильских островов послевоенного периода было отсутствие конституционных органов  советской власти, то есть местных Советов депутатов трудящихся и их исполкомов. Руководство всей политической и хозяйственно-экономической жизнью на вновь присоединенной  территории временно осуществляло Гражданское управление, начальник которого являлся по должности заместителем командующего Дальневосточным Военным округом.

Гражданское управление на Южном Сахалине и Курильских островах осуществлялось полтора года, с сентября 1945 года по апрель 1947 года. Происходившие  на освобожденных территориях коренные преобразования  были по существу «переходом от капитализма к социализму» и коснулись всех сфер жизни.

Гражданское управление на территории Сахалинской области было введено Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 июня 1946 года «Об административно-территориальном устройстве Южно-Сахалинской области». В состав области был включен ряд районов. Среди них был и  Корсаковский район с центром в городе Корсаков (бывший Отомари).   День 5 июня и принято считать днем рождения нашего Корсаковского района (в настоящее время – Корсаковского городского округа). Указом же Президиума Верховного Совета РСФСР о переименовании населенных пунктов Сахалинской области» от 15 октября 1947 года ряду населенных пунктов Корсаковского района были присвоены новые, привычные для нас,  наименования.   К примеру, сельское поселение  Кайдзука стало  называться Соловьевкой, Нако-Каменай – Чапаевым, Ниносава стала Второй Падью, Итиносава – Первой Падью.  В составе Корсаковского района в послевоенное время был еще ряд населенных пунктов, со временем «канувших в лету», и наименования  которых сегодня помнят разве что старожилы Корсаковского района. Это, к примеру,  такие населенные пункты, как Сопочная, Анфельцево, Кооперативная, Победа, Краснофлотская, Давыдово. 

Об экономике района

Какое же «наследство» оставили нам японцы? Экономический обзор районов Южного Сахалина на 1 ноября 1945 года по Корсаковскому району  выявил следующую картину. Территория района насчитывала 3083,7 кв. км. На 1 января 1945 года населения насчитывалось  29004 чел., на 1 октября 1945 года – 15951 человек. В районе была хорошо развита рыбная промышленность с выловом рыбы до войны 480500 ц в год. Для переработки рыбы в районе имелось  два рефрижератора. В районе имелась бумажная фабрика, значительная часть оборудования которой была демонтирована и увезена в Японию. В послевоенное время  фабрика была  переоборудована  на выварку соли из морской воды, производительность – 20 тыс. т в год. В районе имелся  сульфитно-спиртовой завод, 7 заводов сакэ общей производительностью 9,5 тыс. коку в год. Из-за отсутствия сырья в послевоенное время они не работали. Имелось в районе два лесозаготовительных пункта, два лесозавода, работающих для нужд воинских частей. В районе работали 4 кузнечных мастерских, 4 завода по производству миссо-сои, артель по выпуску морской капусты, гончарно-трубчатый завод, завод по изготовлению туалетного мыла, мастерская по изготовлению стеариновых свечей, пошивочная и трикотажная мастерские. Был восстановлен и сдан в эксплуатацию кислородный завод, мощность которого составляла 30 баллонов кислорода в сутки.

Помимо этого, в районе имелся единственный  завод по производству желатинового продукта агар-агара из морских водорослей, завод считался крупнейшим и лучшим в мире, его производительность составляла 3500 кг агар-агара в месяц. Работал химический завод по выработке серной и азотной кислоты, кирпичный завод производительностью до 800 тыс. кирпича в год. Как видно, «наследство» от японцев нам досталось очень даже неплохое. Что касается сельского хозяйства, то оно было развито слабо. Достаточно сказать, посевная площадь составляла всего 2404 га.

О репатриации

Телеграфное распоряжение министра внутренних дел Японии в минимальные сроки организовать с Карафуто эвакуацию всего японского населения поступило 9 августа 1945 года, когда еще продолжались военные действия. В основном эвакуация осуществлялась через порты Отомари (Корсаков), и Маока (Холмск). До 15 августа было эвакуировано около 10 тысяч человек. С 15 по 25 августа было эвакуировано еще 63 тысячи человек. По неполным данным с острова выехало более 102 тысяч человек. 

1 ноября 1946 года начальник гражданского управления Корсаковского района т. Королев  получил распорядительное письмо областного управления по гражданским делам о проведении репатриации японского населения. Среди прочего, в нем, в частности, было предписано проводить «…репатриацию японского населения в Японию, в первую очередь, только из числа разобщенных  семейств на добровольных началах. По Корсакову и району подготовить и направить в лагерь (Холмск) – только из числа лиц, главы семейств которых или семьи (находятся) в Японии: 3 ноября с.г. 300 человек, 4 ноября – 100 чел., 5 ноября – 100 чел., включая и членов семейств…».

Также в письме говорилось о недопустимости препятствий в получении сбережений в сберкассах, о разрешении к вывозу не более 100 кг личных вещей на человека ( более на пароход взято не будет). Вместе с гражданским населением осуществлялась репатриация японских военнопленных, находившихся на территории Южного Сахалина  - «…обязать МВД СССР передавать органам репатриации  для последующего направления в Японию: 20 тысяч военнопленных пленных японцев  в месяц…».

…Быстро летело время. За короткий период  Гражданским управлением области была проведена  масштабная работа по переводу областной экономики на социалистические рельсы. Изменения произошли во всех сферах жизни как всего островного края, так и  Корсаковского района. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 2 января 1947 года Южно-Сахалинская область была ликвидирована, а ее территория вошла в состав Сахалинской области, которая, в свою очередь, была выведена из состава Хабаровского края…».

 

Корсаковский район: социалистический путь развития…

Первыми работниками на предприятиях Корсакова и Корсаковского района были, конечно же, японские  и корейские граждане, а также демобилизованные солдаты.

Исследователи послевоенного периода в истории Сахалина утверждают, что без японских специалистов предприятия, оборудование на которых было сплошь японским, ждал бы полный коллапс. Поэтому неудивительно, что уже 23 сентября 1945 года было созвано совещание, на котором решили в трехдневный срок изучить японскую систему управления, восстановить производство, во главе всех  предприятий, фирм и учреждений  оставить бывших руководителей – японцев, за исключением судебно-полицейских органов. Были выделены кредиты на приобретение сырья, допускалось обращение на паритетных началах иены и рубля. Также на совещание было решено сохранить японское административное управление во главе с генерал-губернатором Оцу Тосио, находящимся под домашним арестом. Забегая вперед, 31 декабря 1945 года, когда стало ясно, что  японское управление выполнило свои функции, Оцу Тосио был вновь арестован, обвинен в подрывной антисоветской деятельности и направлен в Хабаровск. Но  между тем, надо отметить, что японские специалисты пользовались у  руководителей предприятий Корсаковского района уважением за высокую квалификацию и исполнительность.

Первые переселенцы начали прибывать в Корсаковский район в июне 1946 года. Зачастую ехали туда, куда сами и не знали толком. С самого начала в основном их слали в  длительные командировки и поселения. Позже начали вербовать. Таким образом, население Корсаковского района складывалось из переселенцев, завербованных на различные работы, специалистов, направленных на острова после окончания учебных заведений, искателей приключений и длинного рубля, людей неудавшейся судьбы, демобилизованных солдат, моряков. Как результат, если, к примеру, к октябрю 1946 года на островах высадился «десант» советских переселенцев численностью около 70000 человек, то к 1949 году в Сахалинскую область прибыло свыше 450 тысяч человек. Многие из них, что вполне закономерно, оставались в Корсаковском районе.  На территории района был организован приемно-переселенческий пункт. В нем были оборудованы временные общежития на 1200 человек, санпропускник, изолятор, столовая с кухней для приготовления горячей пищи и кипятка.

За Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 2 января 1947 года об образовании Сахалинской области и районов в ее составе, последовал  Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 18 апреля 1947 года об образовании сельских советов, городов и рабочих поселков в Сахалинской области. На территории  Корсаковского района были образованы  сельские Советы: Новиковский сельский Совет с центром в населенном пункте  Новиково (быв. Ояманбецу), Тамбовский сельский Совет с центром в населенном пункте Тамбовское (быв. Ками-Каминай), Пригородный сельский Совет с центром в населенном пункте Пригородное (быв. Мэрэй), Муравьевский сельский Совет с центром в населенном пункте Муравьево (быв. Тоббути), Южный сельский Совет с центром в населенном пункте Южное (быв. Сатто), Охотский сельский Совет с центром в населенном пункте Охотское (быв. Тоннай), Третьепадинский сельский Совет с центром в населенном пункте Третья Падь (быв. Санносава) и Лесной сельский Совет с центром в населенном пункте  Лесное (быв. Этихо).

Необходимо отметить, что наряду с исчезновением с карты Корсаковского района отдельных наименований  населенных пунктов (Южное, Давыдово и др.) появлялись новые наименования. Так, в 1964 году исполком горсовета депутатов трудящихся вышел на Сахалинский облсовет с просьбой о присвоении наименования «Береговое» вновь возникшему населенному пункту на базе нижнего склада ЛЗП «Муравьево», входящего в состав Озерского поселкового Совета трудящихся. Просьба была удовлетворена, и на карте района появилось название населенного пункта Береговое.  Был на карте Корсаковского района до 1996 года еще один поселок – Весточка. Но в дальнейшем решением губернатора области он  был включен в состав Южно-Сахалинска. В 60-х – 70-х годах прошлого столетия правительством был взят курс на проведение политики укрупления населенных пунктов. Многие поселки приходили в упадок, время их разрушало и стирало с лица земли.  Подобная участь постигла и поселок Пригородное. А ведь было время, когда в ведомстве сельского Совета находились восьмилетняя школа, детский сад, детясли, фельдшерско-акушерский пункт, два клуба, библиотека, почтовое отделение, три магазина. До середины 50-х годов работал агаровый завод, выпускающий продукцию высшего качества. Но, к сожалению, после пожара завод прекратил свою деятельность.

В декабре 1947 года в Сахалинской области  прошли первые послевоенные выборы. По их итогам в Корсаковском районе были выбраны городской и районный Советы. В 1956 году произошло объединение районных и городских Советов в единые городские Советы, что позволило более эффективно исполнять функции по руководству районом.

Послевоенные годы в Корсаковском районе ознаменовались  бурным становлением сельского хозяйства, промышленности, связи, транспорта, здравоохранения, образования. Буквально во всех сферах жизни ощущалось веяние новых времен. Образовались новые организации и предприятия, многие из которых были известны далеко за пределами района. Приятно удивляли районные  автотранспортники: в 1948 году они безоговорочно по всем показателям заняли все первые места в областных соревнованиях. Особая забота районных властей – дорожно-мостовое хозяйство, озеленение улиц города и поселков, санитарное состояние  населенных пунктов. К 1949 году полностью закончена и сдана в эксплуатацию улица Краснофлотская, проделан большой объем работы по улицам Окружной  и Октябрьской.

Население Корсаковского района  необходимо было кормить. В силу особенностей питания японского населения хлебопекарной промышленности в районе сразу после окончания боевых действий не существовало. К марту 1946 года в Корсакове было подобрано помещение и построена простейшая жаровая печь для выпечки хлеба производительностью одна тонна хлеба в сутки. С переходом в систему Главхлеба с 1948 года хлебопекарня получила название хлебокомбинат.  В феврале 1950 года на корсаковском хлебокомбинате  в эксплуатацию введена новая механизированная пекарня, мощностью 30 тонн хлеба в сутки.

В 1958 году в результате объединения колхозов имени Калинина, «Победа», «Светлый путь», «Красный боец» в целях увеличения производства продуктов сельского хозяйства был создан совхоз «Корсаковский». На своем более чем полувековом пути развития он испытал и взлеты и падения. С 23 марта 2016 года колхоз реорганизован в АО «Совхоз Корсаковский». Начинается новая страница его жизни, связанная тесными узами  с братской Беларусью.

В 1959 году восемь рыболовецких колхозов Корсаковском района – «Имени Кирова», «Сибиряк», «Советский Сахалин», «Путь Ленина», «40 лет Октября», «Красноармеец», «Казахстанец», «Имени Свердлова» объединились в один крупный рыболовецкий колхоз имени С. М. Кирова с центральной усадьбой в поселке Озерский. После упадка 90-х годов прошлого века – начала нового века, в настоящее время рыболовецкий колхоз  также переживает свое второе рождение…

 

****

 

«Пушистый жемчуг» «Соловьевского»…

К моменту  освобождения в 1945 году Южного Сахалина от японских захватчиков все звероводство – черно-серебристая   лисица, песец и американская норка -  находилось в частных руках и рассредоточивалось, в основном,  по мелким фермам от 20 до 30 штук.

В районе Отомари таких хозяйств было 8, в них содержалось  140 голов черно-серебристой лисицы. Была еще  одна крупная ферма в 300 голов ч/с лисицы,  а также 200 голов черных американских норок. Некоторое время взаимоотношения советской и японской сторон в сфере производства  выстраивались на основе договоров с акционерными обществами и отдельными предприятиями. Выступала советская сторона и в роли пайщика  на равных паях, где,  как правило, директор был со стороны Дальзверотреста, а заместитель директора со стороны японской фирмы. Но уже 5 февраля 1946 года  вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О национализации  земель, банков, промышленных и коммунальных предприятий, железнодорожного и водного транспорта и средств связи южной части Сахалина и Курильских островов». На базе национализированных частных фирм по разведению черно-бурых лисиц и американских норок в 1946 году был создан Южно-Сахалинский зверосовхоз. В 1947 году он был переименован в  зверокомбинат, в 1955 году вновь сталь зверосовхозом. И, наконец,  в 1961 году был переименован в зверосовхоз «Соловьевский». Отрасль, а помимо «Соловьевского» на Сахалине был еще целый ряд зверосовхозов, приносила немалые доходы. Ставили на Сахалине эксперименты и с разведением песца, но они провалились. Пик промышленного производства пушнины пришелся на 80 - 90-е годы прошлого века. Спад – на период перехода страны к рыночным отношениям. В 1994 году, взяв кредиты в «Агропромбанке», зверосовхоз «Соловьевский»  не смог  с ними вовремя рассчитаться. Дела сразу пошли на убыль, и вскоре зверосовхоз «Соловьевский» прекратил свое существование.

… В 1946 году, в числе первых переселенцев с материка приехала в Корсаковский район и семья Баранчикова Федора, которому было тогда отроду 14 лет. В семьях переселенцев дорога была каждая пара рук, и Федор стал работать на звероводческой ферме, принадлежавшей японскому хозяину.  Работы, трудной и изнуряющей, хватало с избытком. В то время  на двух японских (большой и маленькой) фермах, а затем и на зверокомбинате разводили черных и бурых лис, а также песцов. В 1951 году всех песцов забили, и основной специализацией зверокомбината стало  разведение норки. В 1952 году Федора призвали в ряды вооруженных сил, где он прослужил три с половиной года.  Демобилизовавшись, приехал в родное село, вновь пошел работать на зверокомбинат в хозяйственный цех. В зверосовхозе создали  11 бригад, занятых разведением норки. Это и понятно – как бы ни был велик выбор пушнины, норка является самым благородным и роскошным мехом.  Ежегодно забивали до 100 тысяч штук норки. 50% всей мягкой продукции уходило в Англию. Взамен государство получало столь нужную валюту.

На Сахалине Федор Васильевич нашел и свою половинку.  В 1955 году как женился на соловьевской девушке  Светлане, так и прожил с ней в мире и согласии 60 лет. Жена также с 1955 года работала в зверосовхозе, сначала – рабочим, затем стала бригадиром, а там и до зоотехника  доросла.

Как сегодня с ностальгией вспоминают супруги Баранчиковы, в пору расцвета «Соловьевского» звероводы жили хорошо.  Постепенно преобразовывалось село, появлялись новые многоэтажные  дома, широко распахнула свои двери школа, в сельском доме культуры работали интересные неравнодушные люди. Во времена расцвета, а продолжались они, по словам Светланы Андреевны, с середины 60-х до момента начала перестройки, зверосовхоз, при желании, мог бы содержать всю Сахалинскую область. Оно и понятно – качество шкурок из норки, выделываемых в зверосовхозе, было высочайшим! По всему миру гремела слава «Соловьевского»! В 60-е годы прошлого века на Сахалине стремительными темпами стала развиваться  звероводческая отрасль. Как грибы после дождя, один за другим на свет появлялись зверосовхозы. Всего их на острове было шесть. И всегда «Соловьевский» был в числе передовиков! Не в последнюю очередь это было связано с тем, что в зверосовхозе, как говорили, «работали на цвет и на размер». И качество было высочайшего уровня, и за размеры норок не обидно было. Многие экземпляры самцов доходили до трех и  свыше килограммов живого веса!  Как такое удавалось? Технологию кормления соблюдали, от рационов питания не отступали. Байка в народе ходила – мол, откармливают  норок в зверосовхозе шоколадом да коньяком благородным отпаивают для лучшей расцветки пушнины. «Спешу» развеять слухи – не откармливали и не отпаивали норок дефицитным в то время продуктом и напитком. В основном,  кормили зверьков мясом и рыбой. Давали всю пищу в кашеобразном виде. В первые годы больше мяса было, а затем стала преобладать в рационе рыба. Шла на корм норкам и различная молочная продукция…

 

****

 

...И «серебряная россыпь» Лесного…

Кармен Александровна Князева (в то время просто Кармен) приехала молоденькой 18-летней девчушкой по распределению на рыборазводный завод в село Лесное в 1957 году после окончания московского судомеханического техникума, где она обучалась на отделении ихтиологии и рыболовства.  

И честно отработала на нем 54 (!) года! Сначала думала, что приехала временно - поработаю годик-другой и обратно, домой. Не получилось. Прикипела Кармен Александровна к Сахалину, к своему родному заводу душой и сердцем. В первый год своего пребывания на рыборазводном заводе отсутствие опыта  едва  не погубило многомесячные  усилия коллектива завода.  Теорию Кармен знала хорошо, практики же на тот момент у нее  не было никакой. И подсказать некому. Чуть не загубила тогда икру. С годами пришел опыт. Сначала стала Кармен Александровна на рыборазводном заводе рыбоводом, затем – главным рыбоводом. А уже через три года вступила в должность директора предприятия. Да так и проработала в этой должности 54 года - до 2011 года, момента выхода на пенсию. 

Надо сказать, что рыбоводство – тяжелая, изнуряющая работа.  Все время приходится работать  в воде, носить резиновые  сапоги. В коллективе во все времена было примерное  равновесие «женского и мужского начал»:  50% -  женщины, 50% - мужчины. Начинали с 30 человек, затем, когда процент ручного труда стал меньше, коллектив сократился до 18 человек. Все - местные. Отборкой, промывкой икринок занимались женщины. Мужчины таскали тяжеленные здоровые ящики, ставили на воде  так называемую «забойку», перегораживая тем самым реку. На «забойке» мужская часть коллектива  в резиновых сапогах большими сачками отлавливала вручную рыбу. На естественный нерест впускали определенное количество горбуши, строго следили за наполнением нерестилищ. Поэтому и возврат всегда был хороший. В 1976 году возврат рыбы составил 15% - превосходный показатель! Многие отказывались верить, подвергали сомнению результаты труда. Тогда на заводе по распоряжению директора стали отрезать жировой плавник рыбы и бочками его засаливать. Доказали, что все соответствует действительности.

В первые года существования рыборазводного завода  план  выпуска молоди был небольшим – 15 млн штук. Затем постепенно он увеличился до 40 миллионов: 28 млн молодь горбуши и 12 млн – кеты.

По воспоминаниям Кармен Александровны, на рыборазводных заводах Сахалина возглавляемое ею предприятие  одним из первых стало подкармливать молодь  горбуши. Раньше подкармливали только мальков кеты. Поначалу подкармливали икрой гребешка, минтая. Работа тяжелая и кропотливая – отделять приходилось каждую икриночку. Позже перешли на сухой корм.

С 1991 года рыборазводные заводы в Лесном и Охотском были реорганизованы в ООО «Салмо» (ген. директор В.Я. Любаев). Постепенно дела на «Салмо»  наладились, и коллектив в трудные 90-е годы прошлого века жил в общем-то неплохо.

В 1994 году коллектив рыборазводного завода в селе Лесное под руководством Кармен Князевой  одним из первых среди подобных островных рыборазводных заводов  освоил японскую технологию разведения (инкубации) икры. Тогда на предприятии отказались от больших длинных желобов с насыпанным на них гравием. Икра ставилась на рамочки. Ее постоянно приходилось промывать во избежание больших заморов. Долго, трудоемко,  неэффективно. Вместо желобов поставили инкубационные ящики (боксы). Сразу же стало намного легче работать.

У Кармен Александровны нет ни капли сожаления, что жизнь ее сложилась подобным образом. Она убеждена, что судьба у нее – счастливая. Были на работе и падения, были дни, когда «весь свет – не мил».  Были и взлеты, дни, когда хотелось петь от радости и счастья.  Больше – взлетов. В областных соревнованиях коллектив неоднократно завоевывал Красное знамя, носил гордое звание передовиков производства.

Муж Кармен Александровны до самой кончины также работал на заводе в селе Лесное. На работе все строго - иерархия и дисциплина. Дома же, как само собой разумеющееся, - и споры и  дискуссии. Дети, а было их в семье трое (две дочери-близнецы и сын), пошли по стопам родителей, также работали в  «Сахалинрыбводе». В настоящее время уже на пенсии. У Кармен Александровны шесть внуков, пять правнуков. Все сахалинцы. Героине нашего очерка уже 78 лет. Точнее сказать, - всего 78 лет. Она по-прежнему энергична, бодра, любит жизнь во всех ее проявлениях.  Счастья, Вам, Кармен Александровна, здоровья на долгие годы, любви и уважения родных и близких людей.

****

Корсаковский рыбкооп: в начале пути

После освобождения Южного Сахалина в августе 1945 г. и его вхождения в состав СССР на освобожденной территории развернулось кооперативное движение, в котором приняли участие все без исключения районы Южного Сахалина.

Активно начали создаваться сельские потребительские общества, артели, рыбкоопы и другие виды кооперативов. Одним из самым распространенных  в СССР видов кооперации была кооперация потребительская, к которой можно отнести и рыбные кооперативы (или рыбкоопы), широко представленные в Сахалинской области.  Не в последнюю очередь это связано с тем, что на Южном Сахалине в период гражданского управления и в первые годы становления советской власти существовал целый комплекс проблем  по обеспечению  местного населения и советских переселенцев элементарным набором продуктов, товарами первой необходимости. Подобное предприятие было создано и в Корсаковском районе.

Отомаринский рыбкооп (с июня 1946 г. Корсаковский рыбкооп) по своей организационной структуре  относился к потребительской кооперации, призванной удовлетворять в основном личным потребностям своих членов-потребителей в продуктах питания, одежде, обуви, предметах домашнего обихода. Деятельность рыбкоопов была направлена на обеспечение товарами и услугами не только своих членов, но и обслуживаемого населения, преимущественно работников рыбной промышленности – членов рыболовецких колхозов и совхозов Корсаковского и других районов Сахалинской области. В условиях непрекращающихся перебоев с поставками с материка, отсутствием разнообразия ассортимента завозимых товаров, неразвитостью  местной промышленности и сельского хозяйства в 1940-е годы  работниками Корсаковского рыбкоопа велась систематическая заготовка овощей, сбор и заготовка дикоросов. В ведении рыбкоопов находились подсобные хозяйства и рыбалки.

Корсаковский рыбкооп был одним из крупнейших в системе  Сахалинского облрыболовпотребсоюза, активно развивался. По данным на 1.10.1946 в систему Корсаковского рыбкоопа входили 24 производственных точки на 3893 русского и 4314 местного (японского и корейского) населения.  Среди них: 7 магазинов для русского, 4 – для местного населения, 3 пекарни, одна точка общепита. А  на 1.01.1949 в ведении кооператива находилось уже  44 производственных единицы:  22 магазина, 4 ларька, 1 чайная, 1  закусочная, 3 столовых, 4 пекарни, 3 парикмахерских,  одна пошивочная мастерская, одна рыбалка, одно подсобное хозяйство, 3 склада.

В период становления Корсаковский рыбкооп сталкивался с рядом проблем. В первые годы становления кооператива практически все производственные точки располагались в японских деревянных постройках, что создавало проблему пожароопасной обстановки. Пожары вспыхивали часто, нанося большой ущерб имуществу молодого предприятия.  Принимаемые же противопожарные меры  зачастую к желаемому эффекту не приводили. Одной из острых проблем в первые годы работы рыбкоопа являлась проблема квалифицированных кадров. Практически постоянной проблемой, не находившей своего решения, было систематическое злоупотребление алкоголем сотрудников рыбкоопа. Эта проблема касалась и рядовых сотрудников, и руководителей. Неоднократно отмечалось грубое отношение к посетителям на производственных точках рыбкоопа, халатное отношение сотрудников к своим обязанностям. Результатом такого отношения к работе становились проблемы финансового характера. Нередки были случаи недостач, хищений на производственных точках предприятия. К примеру, в 1948 году было  выявлено 20 случаев растрат на сумму 354 тыс. руб. А за 9 месяцев 1949 года растраты достигли 438 тыс. рублей.

Для поднятия трудовой дисциплины руководством принимались жесткие меры, вплоть до привлечения к трибуналу, а с установлением советской власти – передача материалов в народный суд. Однако без отсутствия четкого  и координированного  контроля (за неполные пять лет работы Корсаковского рыбкоопа на посту председателя правления сменились 8 человек) решить в полном объеме вышеобозначенные проблемы было весьма непросто.      Тем не менее, главная цель, ради которой был создан Корсаковский рыбкооп - снабжение работников рыбной промышленности региона – в целом была достигнута. Что касается вороха проблем, обозначенных выше, то их предстояло решить в последующие годы…

…Годы расцвета, ликвидация рыбкоопа

…Как бы то ни было, можно сказать, что в последующие годы корсаковский рыбкооп развивался по восходящей линии. Строились новые магазины,  общепиты, в руководстве наметилась  определенная стабильность, во всяком случае, председатели правления рыбкоопа имели теперь  время, чтобы претворить свои наработки в жизнь. В 1966 году председателем правления рыбкоопа стал Казаков Василий Дмитриевич. Мнение бывших работников рыбкопа единодушно: 20 лет – с 1966 по 1986  - председательства Василия Дмитриевича можно смело  считать годами расцвета корсаковского рыбкоопа.  Призыв партии  тех лет: «Все для людей!», - в рыбкопе  выполнялся неукоснительно – в селах строились добротные магазины, для жителей сел, сдающих свою сельхозпродукцию, выделялись товары повышенного  спроса.  Да, на первом месте стоял, конечно, его величество план. Это, как говорится, святое. Но в полной мере работники рыбкоопа ощущали и пульс общественной жизни. Работала художественная самодеятельность, на базе рыбкоопа были созданы сандружины и народные дружины. Проводились всевозможные конкурсы, начиная с всенародно любимых «А ну-ка, девушки!» и заканчивая конкурсами на звание лучших продавцов и поваров, магазинов и точек общепита.

В 80-е годы в Новой Зеландии было закуплено оборудование для сыроваренного цеха. Он даже успел некоторое время поработать. А потом началось то, что большинство бывших советских людей восприняло как трагедию. Развал советского государства, парад суверенитетов, необдуманные, поспешные указы, направленные, как тогда казалось, на развитие, но в итоге приведшие к упадку и развалу многих отраслей хозяйства. Был среди таких указов и так называемый указ о коммертизации  потребительской кооперации. Предполагалось, что коллективы получать свободу в рамках кооперативного движения. Хорошие намерения обернулись развалом, раздачей, разрухой.  Коллективы были брошены на произвол, и оказались не готовы к выживанию в волнах рыночной экономики. В 1997 году на уровне государства была предпринята  попытка вернуть в кооперации все на «круги своя». Надолжность председателя вновь пригласили Казакова Василия Дмитриевича. Но, как говорится, разбитую чашу уже не склеить.  Ничего не получилось и на уровне страны. Неудачными оказались и попытки   реанимации Корсаковского рыбкоопа,  и реорганизации рыбкоопа, когда его переименовали  в Корсаковское  районное потребительское общество.  Все бесполезно. И в 2007 году общим собранием пайщиков КРПО было ликвидировано. Одни магазины были выкуплены коллективами, другие  магазины и  промышленные объекты – проданы.

Можно все продать, поделить, раздробить.  Неизменна только память народная.  В нашей публикации по причине отсутствия места нельзя, конечно, перечислить всех работников корсаковского рыбкоопа  поименно.  И все же, на выбор – небольшой поименный список  тех, кто внес большой вклад в развитие корсаковского рыбкоопа. Т. И. Борец - зав. магазином №32; В. В. Баранова - кастелянша ресторана; З.Я. Курьянова - экономист; Е. П. Двоенко - продавец культмага; Л. Т.  Казорина - экономист; С.В. Койкова -, повар ресторана; Л.В.  Кондратюк - гл. бухгалтер ХООП; Т. В. Касаткина - продавец; Н. И. Новикова - повар; Н. Т. Рыжова – начальник торгового отдела; В. В. Тельнова – ст. бухгалтер; Н.Н. Фомина – сборщица столовой посуды; Г. П. Цветнова – кассир ресторана; Л. Г. Шайтан – директор ресторана и многие-многие другие. Спасибо вам всем за ваш труд на благо Корсаковского района.

****

 «Озеро беглой воды» Виктора Бабкина

В шестидесятых годах прошлого века в Корсаковском районе было создано общество охотников и рыболовов-любителей.

Первым его председателем был избран Виктор Павлович Бабкин, приехавший на Сахалин в 1947 году, страстный любитель и защитник природы Корсаковского района. На протяжении более 25 лет он  руководил деятельностью общества. В 1979 году Виктора Павловича  назначают директором  охотничьих хозяйств по Сахалинской области.   Основное, внерабочее, увлечение Виктора Бабкина – таксидермия.  Им изготовлены чучела многих видов животных и птиц – обитателей Сахалина. Его работы неоднократно размещались в выставочном зале областного краеведческого музея, Виктором Павловичем был оформлен уголок природы в Корсаковском городском историко-краеведческом музее. Одна из его работ, нерпа-ларга, в составе музейной коллекции центрального правления общества охотников и рыболовов-любителей экспонировалась во многих странах мира. Виктор Павлович послужил прототипом  егеря Свешникова – персонажа повести Анатолия Ткаченко «Озеро беглой воды». Анатолий Ткаченко, будучи студентом, отдыхал на озере Свободное, а Виктор Бабкин в то время работал егерем.  Во многом благодаря  стараниям В.П. Бабкина в нашем районе появились такие новоселы для Сахалина, как дикие кабаны, изюбры. А в озерах – карась и сазан.

…Апрель 1980 года. На остров самолетом АН-24 привезли шесть диких кабанов. После многовекового отсутствия животные вновь вернулись на родную землю. А начало переезду послужили археологические раскопки. В ходе их проведения на юге Сахалина археологами обнаружено большое количество фаунистических остатков, среди которых были кости и клыки  кабанов. Они найдены при раскопках поселений Озерск-1, Таранай-1 в слоях охотской культуры. Так что три пары животных, отловленных Хабаровским зоокомбинатом специально для Сахалина, можно сказать, вернулись на родную землю. Переселенцев поселили в прописном охотничьем хозяйстве «Свободное». 

В 1965 году на Сахалин  из Хабаровского и Приморского краев были завезены и изюбры в количестве 29 голов. Их выпустили в районе озер Тунайча и Свободное. В середине 90-х годов их численность достигла 700 особей. В настоящее время их общее поголовье, вероятно, не превышает 200 особей.

Виталий Бабкин в одной из своих многочисленных статей в газете «Восход» отмечал, что в Сахалинской области нет, пожалуй, другого района, где животный мир был бы более богат и разнообразен. И это действительно так!  В лесах Корсаковского района обитали (и продолжают обитать!) медведи, изюбри, дикие кабаны, кабарга. Из пушных – лисица, соболь, белка, заяц, енот, выдра, норка, бобр и ряд других. Много в нашем районе и перелетной птицы, как водоплавающей, так и боровой. Только водоплавающей на перелетах насчитывается более  ста видов. В их числе – лебеди, утки, кулики, и другие; из боровой дичи – рябчик, дикий голубь, горлица, вальдшнеп, встречается и редкостный зеленый голубь. Имеются и певчие птицы. Встречаются в Корсаковском районе редкие, уже находящиеся на пороге исчезновения  птицы – орлан белоплечий, орлан белохвост, кречет скопа. Эти птицы в свое время были занесены в Красную книгу  СССР и особо нуждались в охране.

И такую охрану всем представителям животного мира района обеспечивали охотники и  охотоведы общества охотников и рыбаков-любителей Корсаковского района. В охотохозяйствах велась биотехническая работа, направленная на создание дополнительной кормовой базы для зверей и птиц.  Ежегодно высаживались куузика-турнепс, картофель, овес, горох. Закладывались солонцы, заготовлялись березовые веники, сено и другие корма.  Ежегодно охотники и рыбки-любители общества с привлечением общественности занимались очисткой нерестовых речек.  Большая работа по охране птиц и зверей велась егерьской службой, охотоинспекторами общества. Были сезоны охоты, когда ими изымалось до ста и более ружей, составлялись десятки, сотни протоколов на нарушителей охоты.   Работники хозяйств и охотники-любители занимались изготовлением искусственных гнезд, дуплянок, гоголющниц, синичников, скворечников. На 9 километров в длину и 3 километра в ширину располагался в хозяйстве «Свободное» воспроизводственный участок, где птицы и звери могли, не боясь охотников, размножаться.

Показателен пример того, какие, можно сказать, беспрецедентные  меры были предприняты  в Корсаковском районе для охраны и защиты диких кабанов, завезенных на Сахалин.  Летом 1982 года охотоведы и охотники общества  охотников и рыболовов-любителей обнаружили на полуострове Пузина, в районе озера Тунайча, всех особей дикого кабана, выпущенного на разведение. В силу того, что там много кедрового стланика и кедровых орехов, основной пища кабанов, это место было наиболее благоприятно для его естественного существования. Но дело в том, что Корсаковский мехлесхоз вел там в то время  промышленную заготовку леса, уничтожая тем самым техникой кедровый стланец  и лишая этим самым  корма кабанов и нарушая экологическое равновесие в природе. Срочно собирается заседание  президиума Корсаковского районного совета Всероссийского общества охраны природы. Президиум постановляет:

Считать полуостров Пузина местом разведения кабана.

Запретить промышленную разработку леса в данном районе.

Обязать директора мехлесхоза тов. Лукьяненко, директора охотохозяйства тов. Бабкина установить контроль за сохранностью животного мира на полуострове Пузина.

Просить вышестоящие областные организации принять решение об установлении на полуострове Пузина охранной зоны и изучить вопрос об открытии в этом месте заповедника.

 Вот так, не больше - не меньше!  Испытать (а кому-то и вспомнить!) то непередаваемое волнение, почувствовать адреналиновый вброс  в кровь перед началом охоты, тот незабываемый аромат охотничьей шурпы, тот неуловимый колорит 70-80-х годов прошлого века  нашим читателям поможет  небольшая заметка, опубликованная в газете «Восход» несколько десятилетий назад:

«В минувшую среду на базе охотников и рыболовов-любителей, расположенной у озера Свободное, прошло закрытие осеннего охотничьего сезона. Перед охотниками и гостями выступил директор охотничьего хозяйства, почетный член Росохотрыболовсоюза В.П. Бабкин. Были подведены итоги минувшего сезона, названы удачные охотники – те, кому, как говорится, везло на охотничьих угодьях.

…Медленно опускается фирменный флаг Росохотрыболовсоюза. Гремят залпы салюта. И вот – наваристая охотничья шурпа, последняя в этом сезоне, и, кстати, в этом году.  Охотники зачехлили ружья. Теперь – до весны, до открытия весеннего охотничьего сезона».

 

****

Рождённые в первый, послевоенный… 

Я – русская!

 

Вторая мировая война приближалась к своему логическому завершению. Квантунская армия доживала последние дни.  25 августа 1945 года деморализованный японский гарнизон Отомари (Корсаков) сложил оружие. Начался советский период развития и жизни города. К моменту прихода наших войск в Отомари проживало около двадцати тысяч граждан японской и корейской национальностей с устоявшимся укладом жизни, своей культурой и традициями.

Массовое переселение русского населения на Южный Сахалин началось в 1947 году. Вполне логично предположить, что 1948 год стал счастливым как для многих переехавших с материка семей, так и для вновь созданных, в которых на свет появились дети, - книга записи актов о рождении за 1948 год этот факт подтверждает. Но значит ли, что дети 1948 года рождения являются первыми коренными жителями нашего города, так сказать, «первопроходцами»? Оказывается, звание «первопроходцев» принадлежит не им, на него с полным на то основанием претендуют отомаринцы (на тот момент) советского происхождения, появившиеся на свет в 1945 году, вскоре после освобождения города. Уже фактом своего рождения они лишь подтвердили мысль, что война, несмотря на весь её бесчеловечный характер, любви не помеха, она не в силах остановить ростки новой жизни…

Я листаю пожелтевшие от времени страницы книги записи актов регистрации о рождении детей г. Отомари, датированные 1945-1946 годами. При желании эта книга может поведать много интересного и поучительного об ушедшей эпохе, послевоенной жизни Корсакова. В конце августа наши войска вошли в Отомари, а уже 17 сентября 1945 года стены  импровизированного «роддома» на корабле «Камчадал» огласили крики младенца, которому суждено было стать первым (по крайней мере это явствует из книги записи актов о рождении) коренным жителем Корсакова советского периода (на тот момент ещё Отомари)…

Пётр Федорович мечтал только о дочке. Он представлял, как берёт на руки крошечного беспомощного человечка, прижимает к себе, и его наполняло доселе незнакомое чувство отцовства. Как это обычно бывает у мужчин, известие о родах жены застало Петра Фёдоровича врасплох, в самый неподходящий момент -  на службе. Едва дождавшись окончания совещания, он помчался к «Камчадалу». На полпути встретил улыбающегося посыльного: «Поздравляю с дочкой!» Сразу навалилась неимоверная слабость и чувство небывалого облегчения. О том, что дочка стала первым коренным жителем города послевоенного времени, в тот момент даже и не думалось…

Запись в книге регистрации актов рождения суха и бесстрастна, но она вмещает в себя простое счастье, является отправной точкой жизненного пути человека:

Имя – Анна. Фамилия – Цвик. Дата рождения – 17. Месяц – сентябрь. Год – 1945.

Отец – Цвик Пётр Фёдорович – русский, 49 лет. Военнослужащий.

Мать – Щелманова Тамара Павловна – русская, 32 года. Домохозяйка.

Место жительства – г. Отомари

В сентябре 2017 года Анне Петровне исполнилось (хочется верить!) 72 года..  Как сложилась её жизнь? Куда забросила судьба Анну Петровну? Об этом, к сожалению, книга регистрации актов о рождении ответа не даёт. Нет там такой графы.

В книге регистрации актов о рождении проглядывает вполне объяснимая закономерность: отцы детей, появившихся на свет в конце 45-го – начале 46 годов – почти сплошь военнослужащие. Это, ко всему прочему, лишний раз доказывает, что воинскую честь, доблесть, долг русские офицеры и моряки могли поддержать на всех, без исключения «фронтах». Как итог – всего менее чем за полтора года (сентябрь 45- 46г.г.) В Отомари (Корсаков) на свет появились 916 новорождённых детей – сегодня о такой «скорострельности» приходится только мечтать!

А я – японец!

 

Массовая репатриация японского населения с Сахалина началась в 1947 году. До этого времени японцы жили бок о бок с русскими – и неплохо жили. Работали, дружили, любили, создавали семьи. На свет появлялись замечательные мальчишки и японцы, японцы по национальности, родиной которых (малой, во всяком случае) стала такая близкая и одновременно далёкая Россия…

9 октября 1946 года в семье 38-летнего помощника пекаря Динцу Рёкиги и 30-летней домохозяйки Динцу Уменю родился шестой ребёнок – Динцу Юукио, мальчик. Соседи Динцу (а проживало счастливое семейство по улице Гвардейской,55) несколько дней чествовали рождение нового подданного Страны восходящего солнца. Вообще, стоит заметить, что многодетные семьи у японцев – по крайней мере в те времена – явление обыденное.

Просматриваем книгу регистрации актов рождения дальше. 2 декабря 1946 года родился Огура Рютаро, пятый ребёнок в семействе плотника Огура Рютаро и домохозяйки Огура Кие, проживавших по улице Торговой, 40. А буквально через несколько дней - радость в другой японской семье: шестого декабря у пятерых детей мастера и домохозяйки Хатакиями (Приморская,22) появился братик, Хатакияма Тамоцу…

Старожилы Корсакова (к сожалению, их остаётся всё меньше и меньше) вспоминают, что с японским населением жили они тогда дружно, разногласий практически не было – да и что было делить! Бег времени неумолим. Прошло более семи десятков лет с момента окончания боевых действий 2-й мировой войны.  Японцы, родившиеся в нашем городе, уже давно проживают на своей исторической Родине. Но малая Родина у человека одна, и её частичку, несомненно, сохраняют в своих душах не только наши японские «земляки», но и их дети и внуки…

*****

Места здесь благодатные, живописные…

(в урочище реки Мерея)

24 июня 1905 года в урочище реки Мерея (аккурат на месте, где  сегодня для корсаковцев  и гостей города  обустроено место летнего отдыха) высадился японский десант. Высадка  воинов японского императора происходила очень быстро и слаженно, чему в немалой степени способствовал природный ландшафт и глубина моря у берега, позволившая японским кораблям вплотную подойти к береговой кромке. Данная десантная операция по своей эффективности входит в число наиболее удачных в мировой военной истории. По свидетельствам очевидцев этого события, берег буквально стал желтым от фигурок неприятельских солдат, облаченных в  форму канареечного цвета.

Русское командование предполагало, что высадка японского десанта будет происходить или в районе Взморья, или Александровского либо Корсаковского постов. Появление же неприятеля в данном месте явилось для островитян полной неожиданностью…

Спустя короткое время, десант разделился на две колонны, одна из которых двинулась на Чибисан (Озерский), а другая – на Корсаковский пост и далее, на север Сахалина. Позже еще один японский десант был высажен в Александровском посту. Вскоре под контролем японцев оказался весь Сахалин.

На месте высадки японского десанта (Пригородное) в 20-е годы прошлого столетия на холме стараниями сынов Страны восходящего солнца появился величественный монумент. К памятнику вела торжественная лестница, поднявшись по которой всяк желающий мог узнать, что памятник установлен в честь вице-адмирала Катаока, генерал-лейтенанта Харагучи и доблестных солдат японского императора, обеспечивших завоевание территории Карафуто. За монументом располагался ритуальный комплекс, связанный с почитанием воинов-самураев в соответствии с синтоистскими религиозными традициями, в ритуальном сооружении был установлен символический знак - стела, похожая на штык, устремлялась в небо. Вокруг стелы стояли тумбы, соединенные массивными цепями. Ритуальный комплекс стал у японцев своеобразным местом паломничества и молитв. В 1925 году здесь побывал и наследный принц Хирохито, будущий император Японии.

А уже в 1945 году недалеко от этих мест «отметился» танковый полк под командованием Нечаева, офицера Советской армии. Танковая колонна пришла туда, откуда в далеком 1905 году начиналось японское вторжение на Сахалин. Круг замкнулся. А фамилия командира танкистов – простого русского парня – осталась в памяти народной в названии поселка, уменьшительно-ласкательном – Нечаевка.

Производственный комплекс «Пригородное», включающий в себя первый в России завод по производству сжиженнорго природного газа, терминал отгрузки нефти (ТОН) и порт «Пригородное», раскинул свои  мощности  на берегу Анивского залива, где в относительно недавнее  время находился поселок с одноименным названием.

Поселок Пригородное… Раньше до него можно было добраться по дороге, что шла вдоль берега моря. Но природа и люди сделали свое дело – море в результате методичного наступления отвоевало себе часть суши, ну а человек долгое время брал в этих местах песок на строительство. В результате, после 1995 года, дорога окончательно стала непроездной. Когда-то на границе поселка можно было увидеть табличку с названием населенного пункта. Сегодня же, увы, исчезла табличка, будто ее и не было. До прихода советских войск на месте будущего Пригородного находился большой японский поселок. После войны некоторое время в Пригородном работал агаровый завод, но, по воспоминаниям старожилов, в 1956 году в Корсаков, его уже не было. Агаровый завод располагался в излучине Мереи, его хозяйство (цеха, постройки) тянулись до ее берега. Из Муравьево в брикетах завозили анфельцию. Варили агар зимой, прессовали в брикеты и вывозили по узкоколейке через мост, на другую сторону реки, где складировали. Летом женщины его чистили и подвергали дальнейшей обработке. Надо отметить, что Пригородное отвечало всем требованиям, предъявляемым к населенным пунктам. В центре поселка, как и положено, находились сельсовет, почта. В библиотеке можно было взять книги, в клубе – культурно провести время. Детишки бегали в школу – длинное здание, оставшееся от японцев. В пекарне выпекался хлеб. Было в то время в поселке и три магазина, а также – конюшня. Лошади использовались в хозяйстве на различных работах. Незаменимы они были на покосах. Как подходило время распределять покосы между жителями поселка,  начинались проблемы, уж больно сложно было их делить, каждый хотел заполучить кусочек получше».

При въезде в Пригородное, со стороны Корсакова, на пригорке находилась котельная, которая отапливала весь поселок. Котельная как котельная, если не считать, что она находилась …под землей. Вход в котельную. Вниз ведут побитые временем ступени. В сумраке поблескивают влажные бетонные стены. Рядом с входом в котельную находится колодец. Дачники до сих пор пользуются его родниковой водой. Чуть поодаль – аккуратная площадка, к ней ведут ступеньки. Назначение данного места точно неизвестно, но, как предполагают люди, изучающие жизнь Корсаковского района,  здесь могла находиться одна из традиционных японских построек религиозного толка. А еще чуть выше, в сопках, сохранились следы змеиной фермы…

В послевоенные годы, когда в поселке налаживалась мирная жизнь, связисты обнаружили кабель, проложенный по дну морскому до Японии, – связь была на высоте. Часть кабеля военные вытянули, растянули вдоль дороги километра на три. Правда, никак поднять его не могли. Связь с соседями, естественно, ликвидировали.

Места, как в Пригородном, так и в его окрестностях, благодатные, живописные. Каждый житель Корсаковского района, кто был здесь хоть раз, может это  подтвердить. Видели это и русские поселенцы, и потом, после 1905 года, японцы. По данным времен царской каторги, в урочище реки Мерея находилось два населенных пункта – поселок Мерей и поселок Савина Падь, который, скорее всего, располагался в распадке, где потом военные обустроили стрельбище, а в начале 80-х годов появились дачные домики. В историко-краеведческом музее города сохранились карты времен японского правления. От Корсакова до Пригородного на них обозначено пять посёлков. Да и дальше, после Пригородного, все распадки были заселены – как ручей, так небольшое поселение. Чаны, сети, лодки, - всё было завязано на рыбе. Уже в советское время за рекой обустроил свою рыбную базу консервный завод. До самого Чертового моста вытянулись домики, хозпостройки. В больших металлических емкостях рыбаки накапливали рыбу. Потом к ним подходили мотоботы, насосами рыбу выкачивали – и на переработку. Вела прибрежный промысел в окрестностях Пригородного и бригада рыбаков из колхоза имени Кирова. В середине 50-х годов отмечались небывалые – по нашим временам – подходы сельди, ее-то и поставляли «кировцы» к столу советского человека.

В начале 60-х годов прошлого века партия и правительство взяли курс на проведении политики укрупнения. Многочисленные маленькие поселки были признаны бесперспективными. На крепких хозяев, у которых было хозяйство, скот, оказывалось давление, их буквально выдавливали с насиженных мест. Люди, чувствуя всю бесперспективность противостояния, снимались с земли и уходили в город. Поселки потихоньку приходили в упадок, время их разрушало, стирало с лица земли. Сегодня уже ничто не напоминает о том, что когда-то здесь жили люди. Трудились, влюблялись, растили детей…

 

При выезде из Пригородного, когда жители городского округа, кому за 50 лет,  возвращаются в город, глаза многих скользят по месту,  где еще относительно  недавно табличка с названием населенного пункта приветствовала  всякого проезжающего мимо. Увы, на месте таблички нет, да уже никогда и не будет…


 

 

Администрация
Корсаковского городского округа
694020, Сахалинская область,
г. Корсаков, ул. Советская, 41
телефон: (42435) 4-22-39
факс: (42435) 4-05-93
korsakov@adm.sakhalin.ru
 
При полном или частичном использовании материалов c сайта ссылка на www.sakh-korsakov.ru обязательна  


веб-дизайн Snetkov.ru